пятница, 22 августа 2014 г.

ИНТУИЦИЯ - ЕЁ РОЛЬ И МЕСТО

— ЗНАНИЯ, УМЕНИЯ, НАВЫКИ


КАК Я СТАЛА ИНТУИТОМ
Научное собрание

Обед закончен. Бокалы вновь наполнены шампанским, и присутствующие ожидают начала демонстрации. Большая гостиная с прекрасным мозаичным полом полна великолепных произведений искусства. Из больших окон открывается знакомая панорама Рима на фоне хмурого дня ранней весны. Она узнает вдалеке Ватикан и Испанскую лестницу, а затем поворачивается лицом к собравшимся. Она совсем крошечная, похожая на эльфа, и хотя ей двадцать один год, ее легко можно принять за французскую школьницу. Светлые волосы девушки спадают на плечи.
Она одета в синее с белым платье и сидит, спрятав ноги под плиссированной юбкой. Девушка совсем утонула в мягких подушках огромной парчовой кушетки, так что синие туфли на низком каблуке даже не достают до пола.

Девушка нервничает - никогда ранее она не появлялась перед группой, тем более перед собранием таких серьезных ученых, как эти. Вокруг нее - несколько дюжин строго одетых психологов, врачей и других специалистов. Журналисты готовы делать записи. Девушка рассматривает объекты, лежащие перед ней на богато декорированном столе. Она видит множество запечатанных конвертов и одинаковых маленьких закрытых коробочек, содержащих предметы, принесенные присутствующими. Конверты и коробочки не помечены, так что никто в комнате не знает, какая коробочка или конверт содержат его или ее предмет.
Доктор дель Россо сидит рядом с девушкой, успокаивающе держа ее за руку. Она улыбается. Своей остроконечной седой бородкой он напоминает ей волшебника Мерлина. Все рассаживаются. Зрители умолкают, когда доктор дель Россо наугад выбирает одну из закрытых коробочек и подает девушке. Она на мгновение бросает на коробочку взгляд, затем пристально смотрит вдаль, как бы собираясь с мыслями. Пока она это делает, доктор дель Россо устанавливает на столе микрофон и включает магнитофон.

- Двадцать первое марта тысяча девятьсот восьми десятого года,- говорит он по-итальянски. Он поворачивает микрофон к молодой женщине. Она начинает:

- Я вижу воздух, входящий и выходящий из маленьких дырочек... и производящий звуки.

Она говорит медленно, итальянский - не родной ее язык. Она говорит на нем свободно, но часто задумывается, чтобы поточнее передать оттенки своих впечатлений. Журналисты что-то пишут в своих репортерских блокнотах.

- Дерево и металл... Человеку было очень грустно, когда он покупал это... Он отправлялся куда-то, куда... не хотел идти... Ему одиноко, он далеко от своей семьи. Впрочем, предмет издает очень приятные звуки.

Девушка умолкает, закончив, и возвращает неоткрытую коробочку доктору дель Россо.

- Чья это коробочка?- спрашивает он зрителей.

- Хм, я думаю, моя,- неуверенно отвечает доктор Коско из глубины комнаты.

- Опознала ли она ваш объект? Хотите ли вы спроситьее о чем-нибудь?

- Синьорина,- говорит доктор Коско,- откройте, пожалуйста, коробочку.

Девушка открывает ее и достает сделанную из дерева и металла губную гармошку. Она подает ее доктору дель Россо, который поднимает ее, чтобы все могли видеть. Присутствующие охают и ахают, оценив точность описания предмета молодой женщиной. Доктор Коско говорит о том, какое значение имеет для него эта губная гармошка: "Я купил ее, когда уходил в армию, и взял с собой, чтобы она составила мне компанию. Не расставался с гармошкой в течение всей службы в армии. Мне не хотелось идти в армию, ведь я оставлял позади так много..." Он погружается в воспоминания, а доктор дель Россо продолжает демонстрацию. 

- Дайте ей другую коробочку,- обращается он к ассистентке. Та берет продолговатый футляр и протягивает молодой женщине. На этот раз девушка отрицательно качает головой. Ассистентка доктора дель Россо кивает в знак согласия.

- Я не хочу касаться этой коробочки. Возможно, это только мое воображение, но вещь ощущается как нож.

Подняв брови, доктор дель Россо предлагает ассистентке открыть коробочку. Она вытаскивает оттуда нож для разрезания бумаги. Снова охи и ахи, почтенные доктора поглаживают седые бороды и понимающе кивают.

- Кто принес фотографию?

Старый профессор вынимает запечатанный конверт и подает его ассистентке, которая, в свою очередь, протягивает его девушке. К этому времени она сняла туфли и подтянула колени, приняв более удобное положение. Прежде чем она начинает говорить, другой профессор прерывает ее.

- Как вы это делаете?- спрашивает он с волнением.

- Я не знаю...

Она еще не закончила свой ответ, а спрашивавший уже начинает излагать сложную научную гипотезу природы способностей девушки, относя их за счет пережитого стресса - травмы в раннем детстве. Доктор дель Россо прерывает его "объяснение":

- Прошу вас.

Все зачарованно ждут, когда молодая женщина начнет говорить.

- Это женщина. На фотографии она молода но, думаю, сейчас она уже пожилая... Я слышу французскую речь. В доме много железа; кто-то работает с железом... Вижу много картин вокруг женщины, но я чувствую запах железа.

Доктор дель Россо спрашивает зрителей, хотят ли они задать вопросы. Доктор Пуччи выступает вперед:

- Живет ли она одна? Она замужем?

- Да, она замужем... Нет, возможно, нет. Нет. Она живет с мужчиной, но это не похоже на... они...

Девушка в затруднении смотрит в сторону. Она хочет сказать, что не чувствует, будто мужчина и женщина состоят в интимных отношениях, но не знает, как это выразить деликатно.

- Может быть, родственник... Он старше... Возможно, сейчас его уже нет в живых. Она артистка. Мужчина работает с железом... Нет, они не женаты. Она никогда не была замужем... Сейчас она живет одна. У нее болит спина, это делает ее походку странной... Она уже стара. Я хочу видеть ее.

Девушка начинает открывать конверт, но доктор дель Россо останавливает ее:

- Подождите, может быть, у профессора Пуччи есть еще вопросы.

- Нет, я хочу видеть ее сейчас,- заявляет девушка неожиданно настойчиво. Она открывает конверт и достает пожелтевшую фотографию прекрасной молодой женщины.

Доктор Пуччи обращается к зрителям:

- Это фотография моей сестры. Синьорина, покажите, пожалуйста, фотографию. Благодарю вас. Конечно, снимок был сделан очень давно, когда мы были намного моложе. Мой отец работал с металлом, пока не заболел. Сестра все время ухаживала за ним. Умер он в нашем родовом доме.

- Но французская речь, она говорила, что слышала французскую речь,- выкрикивает кто-то.

- Наш дом находится на юге Франции,- говорит доктор Пуччи. - Моя сестра была артисткой, она никогда не была замужем.

Девушка с нежной улыбкой смотрит на фотографию. 

- Она была так прелестна,- говорит она словно самой себе. - Жаль... Мне нравится эта женщина.

Доктор дель Россо обращается к приглашенным, говоря о девушке, сидящей рядом с ним:

- Демонстрируя такие удивительные способности к экстрасенсорному восприятию, она не может объяснить свое умение, поскольку, вероятно, обладала им всегда. Не может, конечно же, и анализировать свои способности. У нас с доктором Лагамбина есть определенные предположения о причинах такого необычного развития личности. Некоторые аспекты, связанные с развитием, очевидны, хотя мы не исследовали психологические или физиологические
возможности, которые могут обнаружить функцию – или дисфункцию, если угодно,- этого типа...

Казалось, девушка не слушает: она смотрит на старую потрепанную фотографию, думая о темноволосой сестре доктора Пуччи.

Пятнадцать лет прошло с того дня, но я помню его так, как будто все происходило вчера. Как вы могли догадаться, той девушкой на кушетке была я. Меня тестировали множество раз. В последствии я сделала карьеру практикующего интуита (я предпочитаю это слово более распространен ному, но вводящему в заблуждение эзотерическому определению "медиум").

Я написала эту книгу, чтобы показать, как и вы можете развить способности, используемые мной с детства.

Открытие таланта

Меня часто спрашивают, как я стала интуитом. Это все равно, что спрашивать одноногого человека, как он научился прыгать на одной ноге. Если вы потеряли ногу, то вынуждены развивать и использовать другую.

В моем случае недостающей "конечностью" были знания и умения, помогающие преждевременно справляться с ролью взрослого человека, которая выпала мне в связи с семейными трудностями. Как и любой другой ребенок, я не обладала эмоциональной и интеллектуальной зрелостью, необходимой для того, чтобы вести себя как взрослый человек. В качестве компенсации сильно развились мои интуитивные способности. Я использовала интуицию как средство выживания, и она служила мне верой и правдой.

Не могу припомнить время, когда бы я не получала сильных интуитивных впечатлений. Когда мне было 12 лет, мама впала в кому и никто не ожидал, что она из нее выйдет. Я же была уверена: она поправится. Хотя мне и не говорили об особенностях ее состояния, у меня было ясное ощущение того, что у нее не в порядке.

Каждый день, приходя в больницу, я чувствовала инстинктивную потребность дышать определенным образом - до тех пор, пока мое тело не становилось очень теплым. Своим внутренним взором я могла видеть части ее организма, которые нуждались в лечении, и я посылала
к ним эту теплоту, эту энергию. Через две недели мать вышла из комы и начала выздоравливать. Она сказала мне, что, будучи в коме, чувствовала, как я тяну ее обратно. Впоследствии я стала смелее передавать полученную информацию нуждающимся людям, и, хотя, конечно же, никогда не думала сделать это занятие профессией меня не оставалось времени ни на что другое, так
что все решилось само собой. Как это часто бывает с детьми, подростком я не осознавала, что другие не воспринимают мир так, как я. Скоро, однако, обнаружилось, что если я высказываю все идеи, что "пришли" мне в голову, то другие находят меня в лучшем случае странной, а в худшем - начинают меня опасаться.

Эти способности, конечно, никогда не поощрялись моими родными. Я выросла в семье, где три поколения занимались медициной. Хотя отец и уважал мою веру в то, что я делаю, и выбор собственного пути в жизни, но я уверена, что он выбрал бы для меня более традиционную профессию.

Говорят, когда ученик готов, появляется учитель. Достигнув отрочества, я стала "готова", и множество учителей и наставников вошло в мою жизнь. Мне повезло встретить много разных людей, как из спиритуалистического, так и из научного сообществ, которые помогли мне осознать, что мое восприятие является полезной и не такой уж необычной способностью, которую надо развивать и использовать нравственно и ответственно.

Бабушка рассказывала мне, как в молодости она помогала дедушке в лаборатории проводить медицинские исследования. Ее познания в медицине не были большими, так что ее работа в основном заключалась в уборке и помощи по мелочам. Тем не менее, если случалось, что результат эксперимента озадачивал дедушку, решение находила бабушка: оно приходило к ней "ниоткуда".

По всей видимости, способности к интуитивному познанию накапливались в моей семье. Во времена бабушки, однако, такие способности лучше было держать в секрете. Я счастлива, что теперь к интуиции не только благосклонно относятся, но и ценят ее.

Когда мне было двадцать с небольшим лет, я провела свое первое занятие по тренингу интуиции. То, что до этого было просто полезной способностью, вдруг стало моей "официальной" профессией. Сейчас я поделюсь и с вами всем тем, чему я научилась за прошедшие три десятилетия, и помогу вам заново открыть талант, который у вас всегда был.


Комментариев нет:

Отправить комментарий